Аббревиатуры самолётов или трагедия серийного производства

26 Июля 2013

Своим мнением относительно слов Дмитрия Рогозина, касающихся наименования воздушных судов, поделился креативный директор брендингового агентства «Артоника» Денис Шлесберг. Если рассматривать эту проблему с точки зрения продаж, то подход отечественных авиапроизводителей к этому вопросу ничем не хуже, чем у иностранных авиастроительных компаний. В качестве примера для сравнения он привёл «Суперджет» и Boeing 787 Dreamliner. По его словам, вся разница в наименовании этих двух судов заключается в том, что последний вызывает больше эмоций и воображения, нежели первый. Что касается МС-21, то к нему имеется гораздо больше претензий в данном вопросе.

Но вся проблема, по мнению Д.Шлесберга, заключается вовсе не в переименовании аббревиатур на именитые советские бренды. Для того, чтобы серьёзно рассмотреть вопросы и проблемы брендинга российских воздушных судов, необходимо присутствие последних на международном рынке. А его пока нет.

По мнению эксперта, ситуация обстоит в реальном производстве, где имеет место быть настоящая конкуренция, ситуация выглядит всё же не такой критичной, как её описал вице-премьер. Слова Д.Рогозина нужно расценивать не как вопрос о брендах или человеческих именах, а признание трагедии в авиапроме нашей России.

Boeing 787 Dreamliner

Д.Шлесберг считает, что в том случае, если возникает проблема конкуренции на рынке, когда один продукт начинают сравнивать с другим, неизбежно возникает потребность в создании запоминающегося названия. Вопрос о том, будет ли оно аббревиатурой или нет - не является значимым. Наглядным примером может служить СССР, в котором конкуренции в массовом производстве не было. Поэтому использование аббревиатур было там более целесообразным. В «оборонке» ситуация была иной. Там сложилась своя специфическая школа «нейминга» - «Тополи» и др.

По мнению креативного директора агентства «Артоника», использование российскими предприятиями в своих названиях латиницы объясняется тем, что они пытаются таким образом избежать синдрома недоверия к российскому производителю. Возможно, считает Д.Шлесберг, название на латинице создают специфическую иллюзию о включенности компании в глобальный рынок. Правда, «Lada Granta» такой подход не особо помогает…

Продолжение следует…

Комментарии
АиФ